doctorbraude.ru

Моя история рассеянного склероза

Моя история рассеянного склероза

Приветствую. Ниже я описал свое знакомство с рассеянным склерозом. Неприятное? Да, очень. А было ли страшно? Да. Зачем я это пишу? Ответ будет..со временем.

…Волейбольная площадка была заполнена игроками, как никогда. Все сетки были заняты, а на скамейках не было свободного места. Я подошел настолько близко, насколько это было необходимо, чтобы разглядеть лица ребят. Как же мне хотелось присоединиться к ним. Почувствовать драйв игры. Мои еще недавние коллеги по спорту узнали меня, даже помахали рукой. Обычно, они всегда звали присоединиться к игре. Но не в этот день! Взгляды их были переполнены сочувствием ко мне и жалостью. Я развернулся, сделал вид, что не заметил их приветствие, накинул капюшон и медленно поплелся нетвердой походкой в сторону дома. Моя левая нога волочилась вслед за мной. У меня началась новая жизнь с болезнью, о которой я не имел ни малейшего представления.

История появления рассеянного склероза

Был обычный весенний день, март месяц. Все дома проснулись и стали собираться по своим делам. Кто учиться, кто на работу. У меня же был экзамен по вождению. Никакого волнения, даже больше, я был переполнен уверенностью, что сдам. Водить машину мне нравилось, впрочем, как и любому мальчику 17 лет. Проснувшись, я повалялся в теплой кровати еще минуты 2-3, и решительно поднялся с кровати. Ну как поднялся, почему-то я оказался на полу. “Ой, что-то резко встал с кровати,” — подумал я, и нелепо поплелся умываться. Странное чувство, вроде только проснулся и уже так устал. Бутерброд с чаем — самое то с утра, хотя кушать по утрам я не люблю. На кухню пришел папа и сказал, что может меня подвезти, но надо торопиться, потому что он уже опаздывал на работу.

“Угу” — промычал я, допивая чай. Следующее, что произошло в то утро, никак нельзя было назвать обычным. Со стула встать я не смог, мое тело просто рухнуло на пол. Абсолютно здоровый парень, спортсмен, подающий надежды в семье, надежда и опора (как называли меня старики), не смог просто встать со стула. Я упал. Первое что подумала моя семья, это шутка. Признаюсь, повеселить близких я могу, но не в такой день.
“Хватит придуриваться, давай быстрее, а то опоздаешь,” — послышался голос мамы из комнаты, которая еще не успела толком понять, что именно произошло. Отец же стоял в ступоре и смотрел на меня. Внезапно, из опаздывающего на работу человека, папа превратился в испуганного мужчину. Он помог мне подняться, и мы вместе пошли в комнату. Я лег.

Мысли вслух

Что со мной? Почему ноги отказали? Я ничего не слышал в тот момент, я словно оглох, а в голове проносились события последних дней в поисках вразумительного объяснения на случившееся, но вся проблема была в том, что я не смог заметить в них ничего необычного. Я не пью, я не курю, наркотики не принимаю. Ну, самые стандартные вещи, которые могут прийти в голову. Может я получил травму головы на тренировке? Не припомню, все было более чем обычно. Конечно, может быть это была такая травма, что я и не смог вспомнить, что она и была. Все может быть. Прошел день. Экзамен я пропустил, на учебу тоже пришлось временно «забить». Все время чувствовал себя уставшим. Мои ноги меня перестали слушаться. Фактически я превратился за несколько дней в человека, прикованного к кровати. Меня с каждым часом охватывал все больший страх, впрочем, как и моих родственников. Мы все вместе не понимали, что со мной происходит. Я постоянно проверял и ощупывал свои ноги. “Вдруг это был мой страшный сон и все восстановилось самостоятельно. Ну так же бывает, иногда? Ну, пожалуйста,” — обращался я к невидимому человеку с просьбой перезагрузить меня как компьютер и восстановить систему. Все было тщетно. Шли дни, ноги меня не слушались, ходить я не мог, вдобавок, еще и с руками какая-то фигня стала происходить, на нервной почве, наверное.

Вызвали врача

Родители вызвали врача. После непродолжительного осмотра, женщина задала два стандартных вопроса, которые может задать врач, который пришел к молодому человеку: “Куришь? Выпивал? Принимаешь наркотики?”

Я ничего не имею против врачей, не подумайте, но это было уже слишком. Я начинал злиться. Да и вообще я заметил, что стал более резко воспринимать все события, происходящие вокруг меня. Меня нервировало абсолютно все. Раньше такого не было. Сделав какие-то манипуляции с моими ногами и руками, она принялась за мое зрение. “Угум, угум” — повторяла она. Меня это жутко раздражало, и я ждал, когда же мне пропишут таблетки, которые я быстро бы выпил и пошел уже учиться и на тренировки по волейболу. Я в основном составе и скоро должны были начаться соревнования. Но она помолчала, и что-то записывала на листке. Позже она передала его в руки моей мамы и сказала, что у нее есть подозрения на несколько заболеваний, но нужно тщательное обследование. Затем они отошли в сторону и начали разговаривать. В такие моменты ты становишься экспертом по выражению лица мамы и мастерски интерпретируешь жесты, интонацию голоса. Врач ушла. Мне не терпелось узнать какие лекарства мне нужно принимать, но из лечения она выписала лишь витамины B и C. “Так просто?” — подумал я, а я то проблем уже настроил в голове. Мама же не была такой позитивной. Она сказала начнем с этого. В таком состоянии я провел почти два месяца, кушал фрукты, кололся витаминами, и много, очень много спал. Родители были явно встревожены, хоть и не показывали этого. Из симптомов помимо жуткого желания спать, добавилась рвота, частенько кружилась голова. Нервничал ли я? Конечно!

Happy End

Через недели 3-4 в норму стали приходить руки, я смог делать внятные жесты и собственно делать руками то, что я хотел. Еще через две недели стали восстанавливаться ноги. Это была моя маленькая победа. Я начал самостоятельно вставать, даже сам принимать душ. Скоро я смог выйти на улицу. Но было одно «но». На соревнования я не поехал. Форма была конкретно потеряна. Учитывая, что тренировки занимали 6-7 часов в день 6 дней в неделю, мною было потеряно около 288 часов. Это был провал. Маленькая битва была выиграна, но кто ж знал, что впереди меня ждало длинное путешествие в неизвестное.

Это было начало моего пути, моя история появления рассеянного склероза…

Моя болезнь: рассеянный склероз

Рассеянный склероз – малоизвестное широкому кругу людей заболевание. Тем не менее эта болезнь довольно распространена и может привести к полной обездвиженности. В мире рассеянным склерозом болеют более 2 млн человек, и никто не застрахован от его развития.

О своей истории жизни с рассеянным склерозом и о путях излечения болезни рассказала Ирина Пигасова.

Как всё начиналось

– Первая атака рассеянного склероза произошла у меня почти 10 лет назад, незадолго до 40-летия – возраста, в котором, как говорила героиня известного фильма, всё только начинается.

В тот момент словосочетание «рассеянный склероз» не говорило мне абсолютно ни о чём.

Но моя мама, узнав о предполагаемом диагнозе, перепугалась не на шутку и всё твердила о том, что это очень страшно и что нужно срочно где-то добывать препарат бетаферон, годовой курс которого (а принимать его нужно пожизненно) стоит около 15 тыс. долларов и который лишь один способен помочь…

Примерно через полгода, уже имея официально подтверждённый диагноз, я приобрела подержанный ноутбук, а вместе с ним получила доступ к бескрайнему морю информации, содержащейся в интернете.

Я стала изучать тему – читала статьи, ходила на форумы. Я выяснила, что рассеянный склероз – это неизлечимое аутоиммунное заболевание, при котором происходит сбой в иммунной системе: иммунные клетки начинают атаковать не «врагов», а родной миелин (вещество, представляющее собой защитную оболочку, которой, как электропровод изолентой, покрыты нервные волокна) головного и спинного мозга, разрушая его.

Таким образом, затрудняется или полностью прерывается прохождение нервных импульсов, из-за чего возникают различные нарушения – от лёгких изменений чувствительности до полного паралича.
Утраченные функции со временем частично восстанавливаются, но степень восстановления прогнозируется плохо и зависит от множества факторов.
Обострения болезни снимаются высокими дозами гормонов. Снизить частоту и тяжесть этих обострений могут препараты, изменяющие течение рассеянного склероза, – интерфероны b и глатиромерацетат (копаксон).

Читать еще:  Нуклео цмф при рассеянном склерозе

О побочных эффектах гормональной терапии, думаю, знают многие. Интерфероны же имеют множество крайне неприятных побочек, среди которых лихорадка, озноб, повышение температуры тела, мышечные боли, влияют на иммунитет, подавляя его, и случается, что на фоне «убитого» иммунитета у людей развивается рак.

К тому же частота рецидивов при употреблении как интерферонов, так и копаксона снижается лишь на 30-35% в среднем, а если препарат больному не подходит (а назначаются препараты у нас в России по принципу «что есть на складе», и предварительных анализов перед назначением пациенту никто не делает), то у больного может даже ухудшиться состояние.

Поиск истины и попытка компромисса

– Получив в том же году инвалидность, я всё же встала в очередь на получение копаксона. Ждала я долго, но даже после обострения (справедливости ради надо сказать, довольно лёгкого), которое случилось у меня через три года после дебюта, в копаксоне по непонятным причинам мне отказали.
К тому времени плановые визиты к неврологу превратились в мероприятия чис­то формальные, для галочки: «джентльменский набор» профилактических препаратов (ноотропы, антиоксиданты, сосудистые, витамины) известен каждому пациенту, и для того чтобы 2-3 раза в год провести их курс, совсем не обязательно ложиться в больницу.
Оставшись с болезнью один на один, я много читала, думала, пытаясь найти причину, потому что была уверена, что причина есть – но не в неисправностях организма, а в погрешностях души.
Почему я заболела, я тогда догадалась. Много позже в одной из книг по психосоматике я прочла, что рассеянный склероз «…возникает в ответ на глубокую потаённую печаль и ощущение бессмысленности. Многолетнее … перенапряжение с целью достижения чего-то очень ценного истребляет смысл жизни».

Эти слова подтвердили мои догадки: действительно, в течение многих лет я стремилась к некоей цели, которая в итоге оказалась недостижимой, и в этом стремлении перестала замечать то, что лежало под ногами, разучилась просто жить, радоваться восходу солнца, весне, летнему дождю…

Однако, выяснив первопричину, дальше вглубь я копать почему-то не стала – может, испугалась, а может, решила, что понять причину достаточно. В то же время меня по-прежнему интересовали истории исцеления и методы, к которым сами больные и те, кто им помогал, прибегали на пути к выздоровлению.

На этом пути кто-то уделяет особое внимание дыханию и расслаблению, кто-то придаёт первостепенное значение позвоночнику, кто-то ставит во главу угла питание. Некоторые же объединяют различные направления, демонстрируя всесторонний подход. Варианты тут самые разные, но во всех случаях речь также идёт о важности решения психологических проблем, изменения мироощущения. Ведь если не изменить сознание, то рано или поздно всё вернётся на круги своя – без оздоровления души не может быть здоровья физического. Я поняла это тогда умом, но не приняла сердцем. Я решила, что если просто соблюдать правила, то всё будет хорошо, но жестоко ошиблась.

И грянул гром

– Прошло ещё шесть лет. Обострений за это время не было, и я чувствовала себя в целом неплохо. В какой-то момент я просто расслабилась, самонадеянно решив, что так будет всегда.
Жизнь шла своим чередом, и мне казалось, что она движется в правильном направлении. Тем временем в моей жизни произошло серьёзное потрясение – умер горячо любимый мною пёс Трофим, и в моей душе, не сумевшей справиться с этой потерей, начал копиться негатив.

Мои внутренние проблемы не решались, мои отношения с близкими людьми стремительно портились, и душа моя, теряя способность видеть добро и свет, черствела и как будто умирала.
Той майской ночью я проснулась от странной боли в боку. Поднявшись с постели и сделав несколько шагов, я почувствовала, что у меня отнимаются ноги. Я мгновенно поняла, что происходит, и так же быстро поняла, почему: причинно-следственная связь была настолько очевидна, что мне стало страшно.

За сутки я превратилась из здорового человека в неподвижного инвалида – туловище ниже пояса было парализовано, так что я не могла не то что сесть или перевернуться на бок, но даже пошевелить пальцем на ноге. Одновременно в сознании возникла невероятная ясность, как будто солнечный луч пронзил темноту. С этого момента начался отсчёт моей новой жизни.

Свет в конце тоннеля

– Месяц я провела на больничной койке в абсолютном одиночестве, разглядывая трещины на потолке и размышляя о случившемся. Хаос, который царил в моей голове ещё совсем недавно, сменился тишиной, в которой я наконец смогла услышать ответы на мучившие меня вопросы.

Заведующий отделением стационара, в котором я лежала, назвал накрывшее меня обострение не просто сильным, а сильнейшим. Впрочем, это и так было понятно. Но также было понятно и то, что если бы меня в тот момент не атаковал со всей силой рассеянный склероз, то свалил бы инсульт или какая-нибудь серьёзная травма.

Я благодарила болезнь за то, что она разбудила меня от страшного сна

У меня ни разу не возникла мысль о том, за что это мне, почему это со мной – я прекрасно знала и за что, и почему, и даже для чего. Я убеждена, что мы сами неправильными мыслями и поступками притягиваем в свою жизнь болезни – через них жизнь говорит нам о том, что пришло время меняться.

Если мы забрели не в ту сторону, то получаем от судьбы жёсткий удар, но одновременно нам даётся шанс понять свои ошибки и подняться.

Далее, как мне кажется, очень важно задать себе вопрос: а для чего вообще я хочу выздороветь, зачем мне быть здоровым? Следует понять, что исцеление не должно быть самоцелью, что это лишь ступенька на пути к открытию новых горизонтов, к постижению себя и познанию окружающего мира.

Также стоит спросить себя: а для чего вообще я живу, в чём смысл моего существования, чего я хочу – брать от жизни всё или бескорыстно отдавать? Если найти ответы на все эти вопросы и начать двигаться в верном направлении, то, как знать, возможно, жизнь наладится сама собой и болезни отступят…

Я в сотый раз опять начну сначала…

– С той ночи прошёл ровно год. Сейчас я начинаю жизнь с нуля, с чистого белого листа, отпустив злость, обиды и страхи, простив миру его несовершенство, вновь открыв сердце для добра и света.
Путь к себе уходит в бесконечность, и я только в самом начале этого пути. Я заново учусь ходить, учусь понимать, прощать и любить тех, кто идёт рядом.
Записала

Валерия ЛАПШИНА
Витапортал.ру

Как рассеянный склероз изменил мою жизнь. История исцеления Дианы МакЛарен

Экология потребления. Здоровье: Давайте сегодня познакомимся с ещё одной историей исцеления от рассеянного.

“Моя история началась в 1982 году, когда я оказалась в больнице с неизвестным диагнозом.

Правую часть моего тела полностью парализовало – из-за паралича лица я не могла говорить, функции прямой кишки и мочевого пузыря были нарушены, а правый глаз почти не видел… У меня все болело.

Мой лечащий врач был в тупике.

Так я оказалась на пороге большого приключения – путь к здоровью занял у меня десять лет – тогда я еще не подозревала, что потрачу на это столько времени.

Врачи вынесли мне неутешительный прогноз: восстановление было возможно лишь на 50-70%, упомянута была также невозможность иметь детей, возможная физическая неполноценность, инвалидность и так далее.

В первые несколько лет у меня бывали временные улучшения. Врачи говорили мне, что таково течение болезни, к этому нужно привыкнуть.

Последний (и окончательный) кризис случился со мной в 1992 году, когда в течении многих недель я была не в состоянии водить машину, идти, не держась за стены, не могла подняться по лестнице, я даже не могла самостоятельно есть, одеваться.

За ним последовали долгие и мучительные месяцы лечения, когда после года работы все еще не было заметного улучшения… Мне столько раз хотелось просто бросить все это, сдаться… Но я не сделала этого.

Читать еще:  Парестезии в ногах при рассеянном склерозе

Мне не было и тридцати, а врачи уже поставили 6 различных страшных диагнозов – включая рассеянный склероз, синдром хронической усталости, фибромалгия. Как-то я спросила одного специалиста – «А не может ли быть какой-то связи между этими шестью заболеваниями – я просто не могу поверить, что кто-то может быть НАСТОЛЬКО обречен…» – «Нет, никакой связи нет. Все так, как есть».

Я испытала все, что может предложить западная медицина – лекарства, процедуры, но ничего из перечисленного не давало долгосрочных результатов, а побочные эффекты доканывали меня.

Я подумала: «Если врачи не знают, как вылечить меня – то как я могу помочь себе сама? Как я могу исцелиться?»

Я стала искать альтернативные пути выздоровления, и была вознаграждена.

Разочарование и гнев привели меня к западной философии, стратегиям здорового питания, биологическим добавкам, визуализациям, работе со своим телом и множеству других альтернативных путей терапии.

Чем больше я погружалась в тему психосоматики, тем больше понимала, насколько прочно связаны мое тело и мои мысли.

Я говорила себе «Однажды я вылечусь». Я не знала, когда и как это произойдет, я просто верила. Единственным моим страстным желанием было вылечиться, стать здоровой!

Благодаря моей долгой плодотворной работе с диетологами, знахарями, травниками, рефлексотерапевтами, а также моей внутренней уверенности и твердому намерению, я живу без симптомов рассеянного склероза вот уже много лет.

Случай моего исцеления не является удачей – это плод моей работы над собой.

Я пользовалась методом визуализации – я представляла себе, как бы я выглядела, чувствовала себя, если бы была здоровой. Я соблюдала диету, принимала специальные пищевые добавки, травы.

Я признаю официальную медицину – она спасает жизни – но я также считаю, что в лечении рассеянного склероза необходимо поддерживать организм природными средствами, а не просто реактивно устранять симптомы.

…На сегодняшний день я играю на пианино, у меня двое абсолютно здоровых взрослых детей, я много путешествую и владею собственным оздоровительным центром, где помогаю другим людям исцелиться.

На протяжении 20 лет у меня не было ни одного рецидива. Ваше тело имеет удивительную способность естественно перестроить и исцелить себя, только дайте ему проявить эту возможность в полной мере!

Итак, ключевые факторы успеха в данном случае :

1. Принятие ответственности за собственную жизнь. Уверенность в исцелении. Желание и стремление изменить себя.

2. Доверие собственной интуиции.

3. Смена принципов питания, траволечение, рефлексотерапия, БАДы, нутрицевтика.

4. Сознательно избранный и подходящий именно ей метод лечения, основанный концентрации внимания и визуализация, методы направленные на мобилизацию внутренних возможностей организма.

5. Изменение мировоззрения.

6. Нахождение смысла жизни в духовном пространстве целей. опубликовано econet.ru

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Личный опыт: я живу с рассеянным склерозом

29 мая в мире отмечается День борьбы с рассеянным склерозом. Аутоимунное заболевание поражает молодых трудоспособных людей, ухудшает качество жизни, вызывает инвалидизацию. Специально для проекта Вести.Медицина мы собрали истории пациентов, которые живут с разными формами рассеянного склероза.

Станислава, 37 лет, Санкт-Петербург, рецидивирующе-ремиттирующий рассеянный склероз

Впервые почувствовала, что с организмом что-то не так, во время беременности три года назад. Тогда, лежа в больнице на сохранении, периодически сталкивалась с ощущением проходящего по спине тока, но заострять на этом внимание не стала.

Затем во время схваток у меня полностью отнялась рука. Причем онемения сопровождали меня и после родов – практически ежедневно на протяжении нескольких месяцев. Ситуация осложнялась тяжелой депрессией из-за перинатальной потери: появились боли в руках и ногах, тяжесть в голове, – общее состояние напоминало грипп.

На первом же приеме у невролога у меня заподозрили рассеянный склероз, а после МРТ и пункции спинно-мозговой жидкости диагноз подтвердился. Помню, как расплакалась, услышав диагноз – тогда я уже знала, что болезнь неизлечима. Но можно сказать, что мне повезло, ведь многим пациентам приходится выяснять природу своих симптомов месяцами, а порой и годами.

Болезнь внесла в жизнь свои коррективы. Я активный человек, вокруг меня всегда жизнь била ключом, и я стараюсь сохранить этот настрой, но теперь предпочту хороший сон посиделкам допоздна. Если раньше я могла успеть сделать за день сотню дел, то теперь стараюсь все важное переносить на утро и больше отдыхать – к концу дня сил уже ни на что не хватает. Даже самый незначительный стресс может стать причиной обострения. Я стала замечать за собой неуклюжесть, часто роняю предметы или наталкиваюсь на что-то, в итоге хожу вся в синяках. Иногда беспокоят головокружения, из-за которых могу терять равновесие. Близкие меня поддерживают, но даже им иногда приходится объяснять, что у меня не хватает сил.

Свое знакомство с болезнью я начала с изучения вопроса в интернете: читала истории других пациентов, искала жизнеутверждающие примеры. Я очень хотела родить ребенка, однако от одного из врачей услышала, что с рассеянным склерозом лучше не рисковать. В итоге мне удалось найти по-настоящему «своего» невролога, который поддержал меня, и вот совсем недавно моей дочери исполнился годик.

С появлением рассеянного склероза в мою жизнь пришел страх. Страх будущего сопровождает меня изо дня в день, но именно благодаря ему я получаю неподдельную радость от настоящего.

Алексей, 57 лет, Москва, первично-прогрессирующий рассеянный склероз

Я всегда вел активный образ жизни: бегал, катался на велосипеде, занимался спортом. В какой-то момент стал замечать странные ощущения в ногах. Секундные онемения во время тренировок заставляли спотыкаться и лишали контроля.

Спустя какое-то время я обратился с этой проблемой к врачу. Мой первый визит случился ровно 10 лет назад, причем теперь я понимаю, что заболел куда раньше. Помню, что уже в 23 года чувствовал покалывания и онемения в ногах, которые принято считать дебютом рассеянного склероза, но как любой молодой парень не придавал значения таким незначительным мелочам.

Болезнь прогрессировала: стало сложно ходить без опоры, появились головокружения, сильная утомляемость. Сейчас приходится рассчитывать силы буквально на каждый шаг. Я долгое время принимал препараты, которые были практически бесполезны при моей форме рассеянного склероза, и за годы мое состояние сильно ухудшилось. Теперь вместе с появлением нового препарата у меня появилась надежда. Для получения лекарства приходится раз в полгода проходить обширное медицинское обследование, которое отнимает много времени и сил.

В какой-то мере мне повезло: у меня замечательная семья и дети, мне удалось сохранить любимую работу, но жить полноценной жизнью я уже не могу. Из-за болезни практически невозможно поехать за границу, даже ходить тяжело. Я могу идти только по ровной дороге, но совсем немного, метров 500. Потом приходится долго отдыхать. Стараюсь придумывать разные ухищрения, которые облегчают жизнь: например, уже почти год заказываю продукты по интернету на дом.

Другим пациентам я бы посоветовал изучать болезнь, искать в ней прорехи и слабые места, не отчаиваться, приспосабливаться к новым обстоятельствам. Если есть силы – работать и активно жить.

Вероника, 48 лет, Самара, вторично-прогрессирующий рассеянный склероз

Дебют рассеянного склероза произошел, когда мне было 19. В то время я переживала очень сильный стресс из-за ссоры с мамой, после нескольких бессонных ночей у меня резко поднялась температура. На фоне жара начались сильные судороги, пришлось вызывать скорую помощь. Приступ удалось купировать, но со временем меня стали мучить боли в теле и в ногах, я быстро уставала и тяжело переносила поездки в транспорте.

Медицина в 90-х заметно отличалась от современной: у меня подозревали ревматизм, энцефалит, остеохондроз, но никакое лечение не облегчало мое состояние. Уже после потери чувствительности ниже пояса, меня впервые направили на МРТ, но прочитать результаты в городской больнице так не смогли. В полупарализованном состоянии я прожила около года. Спустя 10 лет после дебюта болезни, в результате очередного МРТ, я впервые услышала свой диагноз. К удивлению врачей, я обрадовалась – в моей жизни наконец появилась определенность.

С рассеянным склерозом я живу большую часть жизни. Мое течение – вторично-прогрессирующее – характеризуется обострениями в начале болезни с постепенным прогрессированием неврологических нарушений. Приходится беречь себя в жару и в холод, избегать простуд и стрессов.

Несмотря на болезнь, я стараюсь не сидеть без дела, сейчас работаю удаленно. Мой работодатель знает о моем диагнозе и всячески меня поддерживает, даже помог с покупкой инвалидного кресла: во время обострений мне тяжело передвигаться, а в документах по инвалидности нет указаний на его необходимость.

Читать еще:  МРТ при рассеянном склерозе: признаки, заключение

На мой взгляд, главное при рассеянном склерозе – регулярно проходить обследования, беречь здоровье и наслаждаться каждым днем. Сегодня медицина позволяет ставить диагноз на ранних стадиях, но остаются проблемы с доступностью препаратов: для прогрессирующих типов течения эффективная терапия все еще доступна только по индивидуальной закупке.

30 ЛЕТ с рассеянным склерозом

Рассеянный склероз – одно из наиболее серьезных заболеваний нервной системы, поскольку в основном поражает людей цветущего возраста и, как правило, ведет к инвалидности.

МНЕ 69 лет, из которых 30 лет болен РС. В начале заболевания при ходьбе я стал спотыкаться, подволакивал правую ногу, временами не выговаривал отдельные слова, двоилось зрение. Меня лечили, но только врачи других специальностей и от других заболеваний. Так продолжалось 10 лет, и только в 1979 г., когда я попал к врачу-невропатологу, был поставлен точный диагноз – “рассеянный склероз”.

Вскоре, перечитав множество медицинских изданий о нервных болезнях, я узнал о РС все, что только можно, но, к сожалению, ничего утешительного. Болезнь оказалась неизлечимой. Вместе с тем я узнал и то, что РС – это еще не приговор, означающий, что жизнь кончилась. С этой болезнью можно бороться и долго жить, если с самого начала придерживаться врачебных рекомендаций и перейти на образ жизни, соответствующий твоим возможностям, знать причины, в связи с которыми болезнь может обостриться, стараться не допускать их. На первом месте могут быть различные воспалительные заболевания. Перегрев в бане и еще страшнее – на солнце, перемена климатических условий, физическая или эмоциональная травма. Порой толчком для ухудшения самочувствия становится обильная еда, особенно горячая. Вот почему больному РС надо быть в постоянном поиске, изучать и четко знать, что можно, а что нельзя.

Задача и врача, и больного – поддерживать организм, чтобы его защитные силы, в том числе и иммунная система, как можно дольше не истощались.

Больные РС могут избежать обострений и надолго сохранить трудоспособность, если правильно питаться, не переедать и не набирать лишний вес (который при этой болезни смерти подобен). При РС врачи рекомендуют диету, близкую к диете больных диабетом. Прежде всего надо ограничить легкоусвояемые углеводы: мучные изделия, сахар, варенье. Жиров лучше есть поменьше, это облегчит обмен веществ в организме. Необходимо полноценное питание: белое мясо, рыба, творог, сыр.

Полезны богатые микроэлементами продукты: пророщенные зерна пшеницы, кукурузы, соевые бобы, печеный картофель, тыква, квашеная капуста, чернослив, курага, изюм (съеденные натощак всего 2-3 черносливины и столько же кураги облегчат работу желудка, кишечника, нормализуют стул, а щепотка изюма улучшит работу сердца). Из зелени и овощей я предпочтение отдаю петрушке, сельдерею, крапиве, сныти, луку, чесноку, укропу, моркови, красной свекле, тыкве, капусте, огурцам, томатам. Они на моем столе ежедневно (зимой в заготовках). Питаясь ими, я заметил, что реже стал болеть простудными заболеваниями, и эпидемии гриппа в большинстве случаев обходят меня стороной, меньше стало обострений РС.

Очень важно не поддаваться этой коварной болезни, не терять присутствия духа. Дух человека гораздо сильнее, чем мы думаем. В книге известного во всем мире ученого Николая Михайловича Амосова “Раздумья о здоровье” есть такие слова: “Чтобы быть здоровым, нужны собственные усилия, постоянные и значительные. Заменить их нельзя ничем. Человек столь совершенен, что вернуть здоровье можно почти с любой точки его упадка. Только необходимые усилия возрастают по мере старости и углубления болезней. В большинстве болезней виновата не природа, не общество, а только сам человек. Чаще всего он болеет от лени и от жадности, но иногда от неразумности. Но и те, что здоровы, не забывайте: движение, зеленая пища, закаливание и время для сна действительно необходимы”. Переоценить эти советы невозможно. Выполняя их, я много лет успешно борюсь с РС и живу не просто так, а с пользой для общества, семьи и себя.

Движение – это поистине чудодейственная сила в лечении многих заболеваний. Ежедневно, на протяжении более 20 лет, я выполняю десять занятий йоги, включая “позу лотоса”.

Сейчас я осваиваю физические упражнения, разработанные вице-президентом национального Геронтологического центра профессором Юрием Гущо (они доступно изложены в газете “АиФ. Здоровье” в NN 14-21 за 1999 г.). Упражнения этой гимнастики посильны большинству инвалидов, поскольку выполняются и сидя на стуле, и лежа на полу, а “поза покоя” помогает снять усталость, избавляет от нервозности, хронического стресса, придает ощущение свежести, оказывает глубокое расслабляющее воздействие на каждую часть тела.

В 1998 году я под наркозом перенес вынужденную хирургическую операцию, после которой наступило сильнейшее обострение моей болезни, я стал инвалидом I группы. И только настойчивое выполнение упражнений гимнастики Ю. Гущо помогли мне подняться, и пусть пока с помощью перил, специальных скоб, закрепленных на стенах, но стал передвигаться, обслуживать себя, появилась надежда на дальнейшее улучшение.

Целебными свойствами обладает закаливание воздухом и водой. С ранней весны и до поздней осени я сплю с открытыми окнами, дома и в огороде хожу только босиком. После утренней физзарядки на дно широкого таза наливаю холодной воды и топчусь в ней 5-7 минут, затем все тело обтираю полотенцем, смоченным холодной водой. Все это улучшает кожное дыхание и обмен веществ, повышает насыщенность крови кислородом.

Чтобы быстро уснуть и беспробудно спать 6-8 часов, пользуюсь целебными травами (пустырник, валериана, мак, хмель, душица). Достаточно перед сном смочить верхнюю губу и крылья носа отваром пустырника или валерианы, выпить 0,5 стакана теплого молока с медом (одна чайная ложка) и уже лежа в постели настроить себя на благодушный лад – глубокий сон обеспечен.

Специалисты больным РС прежде всего советуют оценить свою микросоциальную среду. Больному надо найти в себе силы и не допускать конфликтов с окружающими, а если они возникнут, неважно по чьей вине, то лучше в этом случае отойти в сторону. Ни в коем случае не взваливать “вину” за развитие болезни на окружающих, этим можно добиться только обострения ее. Прежде всего надо самому научиться быть терпимым, только в этом случае можно рассчитывать на понимание, поддержку родных, друзей, сослуживцев. Многие больные РС отдаляются от своего непосредственного окружения, погружая себя в одиночество, и это еще больше подрывает здоровье. Для достижения душевного комфорта надо участвовать в общественной жизни, интересоваться политикой, экономикой, ходить в кино, на концерты, посещать выставки.

Рассеянный склероз неизлечим, но протекает он своеобразно. Могут быть длительные ремиссии, вот их-то и нужно использовать, чтобы тщательно заняться собой. Пройти полное медицинское обследование, сдать анализы: кровь (общий и на сахар), мочу, кал, провести биохимическое исследование крови, проверить зрение. Я это делаю регулярно, не реже одного раза в год. Не жду, что кто-то мне предложит свои медицинские услуги, этого, особенно теперь, можно вовсе не дождаться.

Когда сам проявляешь инициативу, стремишься разобраться в своей болезни, не жалеешь себя и не вызываешь к себе чувство сострадания у других, больше шансов победить болезнь, и врачи к такому больному относятся доброжелательно. Успех лечения во многом, если не в основном, зависит от самого пациента, от его изначальных установок и силы воли.

Я планирую свою жизнь на неделю, месяц, год. Ставлю перед собой определенную цель, добиваюсь ее выполнения. Придерживаюсь рекомендаций не только врачей, но и медицинских изданий. Моими постоянными учителями являются газета “АиФ. Здоровье” и книга врача-невропатолога, кандидата медицинских наук из г. Иванова Антонины Алексеевны Козловой “Не растите дерево печали”.

Как долгожитель с этой коварной болезнью, больным РС скажу: не отчаивайтесь, живите долго, есть много резервов приостановить любую болезнь, но надо не только знать их, но и выполнять, много, очень много работать над собой, работать не от чувства неполноценности, а от желания стать лучше, от любви к себе и окружающим.

В ближайших номерах “АиФ. Здоровье” продолжит рассказ о рассеянном склерозе. В частности, речь пойдет о правомерности использования тех или иных препаратов в лечении этой болезни, об уходе за больными и о возможности последних адаптироваться к нормальной жизни в обществе.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector